Интервью с Леоновым Владимиром Ивановичем, ветераном Хабаровского судостроительного завода

Интервью с Леоновым Владимиром Ивановичем,  ветераном Хабаровского судостроительного завода

Интервью с Леоновым Владимиром Ивановичем,
ветераном Хабаровского судостроительного завода

– Владимир Иванович, как Вы связали свою жизнь с судостроением?

– Я родился в пос. Кокуй Сретенского района на р. Шилке, Читинская область. Там до сих пор еще существует Сретенский судостроительный завод. На этом заводе работали мои родители, да и весь поселок. Мама работала в бухгалтерии, папа был главным технологом.
Тогда завод не был закрытым предприятием – строились гражданские суда: речные трамвайчики, морские сейнера. И я там ходил и смотрел, как проходил спуск кораблей на воду.
Для спуска бревна укладывались под наклоном, смазывались специальным салом. Выводилось судно к спусковому устройству, держалось оно на двух канатах – на носу и корме. После проверки готовности выходили мужики с топорами и по команде одновременно рубили канаты. Судно скользило по бревнам и спускалось в воду с кучей брызг.
И меня, ребенка, удивила эта картина.
А потом родителей перевели в г. Хабаровск – в 1956 году, когда комплектовался судостроительный завод.
В школе у нас была производственная практика. Для мальчишек создали механические мастерские, куда заводом были поставлены станки: токарные, фрезерные, сверлильные, и мы учились на них работать. Мы из школы выходили как минимум с разрядом или токаря, или фрезеровщика, или сварщика.
После окончания школы в 1966 году выбор был очевиден, куда идти. Других предприятий поблизости не было. И я 3,5 года проработал на Хабаровском судостроительном заводе. Сначала слесарем-достройщиком, потом слесарем-монтажником (монтировал оборудование непосредственно на судах и кораблях).
А затем руководство завода направило меня и еще несколько человек на обучение в Политехнический институт, после окончания которого в 1976 году я вернулся на завод в качестве мастера монтажного участка. Позже перешел в отдел технического контроля, где и проработал в разных должностях до начальника отдела, а затем и заместителя директора завода по качеству, главного инженера вплоть до выхода на пенсию в 2021 году.

– Что самое интересное было в Вашей работе?

– Процесс создания судна – это и есть самое интересное: когда ты проходишь всю стадию от закладки корпуса (изготавливается так называемая закладная секция, с которой дальше собирается корпус), кормовых и носовых конструкций, монтажа оборудования, затягивания кабеля до испытаний судна и спуска его на воду. А для того, чтобы своевременно отследить допущенные ошибки при проектировании и строительстве, и нужен технический контроль – те люди, к которым особое доверие, которые должны все это контролировать достаточно кропотливо и в необходимом объеме.
Непосредственно испытание судна – это очень интересный момент. Надо изучить документацию на каждую единицу оборудования, которая входит в систему (систему управления двигателем, систему управления оружием и др.), знать, как работает эта единица (кран, насос, датчик, цистерна и т.д.) – это все требует контроля. Поэтому самое интересное, конечно, – это испытания, когда ты видишь готовую продукцию, понимаешь ее предназначение, и она соответствует этому предназначению и всем предъявляемым требованиям.
Испытанию подвергались и комплектующие с завода-изготовителя. Бывало, приходил брак – неявный, его не видно изначально. Его можно увидеть, только когда начнется испытание по определенной программе, методике. Для того, чтобы испытывать их, опять же, надо изучать все эти материалы, программы, методику и технические условия вплоть до различной нормативной технической документации.

– Владимир Иванович, какие трудности бывали в работе?

– Трудности разные были: кто-то проспал, заболел, проектант линию в чертеже не довел, кто-то гайку не докрутил. А если ты руководитель, должен уметь решать все эти вопросы.
С проектантами всегда были большие проблемы и заботы. У них есть срок на разработку чертежей проекта. Они не успевали, например, и приглашали на подработку студентов. А за ними нужен особый контроль.

– Что входило в Ваши обязанности?

– Круг обязанностей главного инженера очень широкий. Самое основное – это обеспечение предприятия электроэнергией, водоснабжением, отоплением. Главный инженер должен знать производство всего завода, каждый станок: как он делает, что он делает, что из него выходит, кто за ним стоит. Он должен знать технологию: какую продукцию, какую деталь на каком оборудовании можно выполнить, вручную или на станке.
Охрана труда и безопасные условия труда – еще одно направление, которое входило в обязанности. Организация учебы для работников, сдачи ими экзаменов по технике безопасности.
На заводе имеются различные структуры и лаборатории. Например, центральная измерительная лаборатория (контролирует измерительные инструменты, которые должны быть проверены), центральная заводская лаборатория (занимается контролем различных химических материалов), радиографическая лаборатория (занимается контролем качества сварных соединений радиографическими методами). Все эти лаборатории должны иметь лицензию на производство определенных видов измерений и работ. Это тоже огромный пакет документов, предусмотренных законами. И всем этим необходимо было заниматься.
Уже почти 50 лет действуют системы менеджмента качества. Это они сейчас так называются. Ранее их называли комплексной системой управления качеством продукции. На заводе этой работой занимались, начиная с 1979 года: разрабатывались и внедрялись различные системы.
В 1986 году я лично принимал участие в первом сертифицировании существующей системы менеджмента качества, где каждый “шаг” любого сотрудника должен быть отображен в документе, расписан необходимый объем знаний для его должности, информация, которую он должен предоставлять.
Все обязанности и не перечислишь, это большой объем работы – ответственной и необходимой для предприятия.

– Владимир Иванович, большое спасибо за интересную и познавательную беседу!

Автор Белоглазова Виктория